?

Log in

No account? Create an account

Цветная история

Я никому не навязываю свое мнение

Previous Entry Поделиться Next Entry
Дмитрий и Тохтамыш
falcon63

               Цветной портрет. Часть2. 

«Нашествие Тохтамыша» остается одним из самых загадочных эпизодов отечественной истории. Официальная  версия, появившаяся почти сразу за «нашествием», довольно туманна и не отличается ни внятностью, ни логикой. С течением времени, несмотря на многовековые усилия официальных историков ее «причесать», эта версия не стала «красивей». Лоск, глянец и определенность, присущие большей части нашей официальной истории никак не ложились на события, которые произошли в Москве в 1382 году. О «нашествии» в учебниках, как правило, упоминали сухо, без деталей, как бы потупившись.

Чтобы на Дмитрия Донского, ставшего символом борьбы с иноземными захватчиками, не падало «нехороших теней», о «нашествии»  предпочитали говорить поменьше. Иногда, правда, вскользь, упоминали о «сложностях характера» Дмитрия, предпочитая все же делать главный акцент на его выдающейся победе в битве на  Куликовом поле. Собственно и сам эпизод запрятали бы подальше, если бы «нашествие» не имело последствиями жуткую культурную катастрофу – во время нашествия в кремлевских церквях сгорело огромное количество  ценнейших книг, и на самой русской культуре и исторической науке остался огромный незаживающий шрам. Только  большое количество «внешних ссылок» на событие не позволило придать ему второстепенное значение и убрать с глаз широкой публики.


Итак. В 1380 году Дмитрий Донской разгромил Мамая на Куликовом поле, проложив дорогу к верховной власти в Золотой Орде хану Тохтамышу. В 1382 году Тохтамыш разграбил и сжег Москву. Великий князь Дмитрий бежал в Кострому и не предпринял никаких мер по защите города.  Мало того из города были выведены все войска и удалены военачальники, способные организовать оборону. Таковы факты.

По официальной версии золотоордынский хан Тохтамыш появился у стен Москвы «внезапно» и в городе отсутствовали войска, необходимые для обороны города. Великий князь поехал в Кострому (а куда же еще ему ехать, действительно) за подмогой.

На самом деле, о «внезапности» не могло быть и речи. Летописный источник «Повесть о нашествии Тохтамыша» так говорит о внезапности похода: "А в то время поздЪ нЪкако си, едва прииде вЪсть князю великому, възвЪщающу татарскую рать, аще бо и не хотяше Тохтамыш, дабы кто принеслъ вЪсть на Русь о его приходЪ, того бо ради вси гости руские поиманы быша и пограблени, и удержани, дабы не было вЪсти на Руси. Но обаче суть нЪции доброхоты на предЪлех ордынскых на то устроени, поборници суще земли РустЪи.»

То есть, несмотря на скрытность похода, «доброхоты» известили князя заблаговременно. Разумеется, у русских князей были и шпионы в Золотой Орде, и специальные сторожевые заставы для раннего предупреждения о возможном нападении. Кроме того переправа Тохтамыша через Волгу осуществлялась, несмотря на «скрытность» не в безлюдном месте, а в большом городе – в Булгаре, где Тохтамыш велел ограбить русских купцов, «а суды их с товаромъ отимати и провадити к собЪ на перевоз» (здесь и далее «Повесть о нашествии Тохтамыша»). Хороша скрытность!

Еще любопытное свидетельство «скрытности» похода: "И то услышав, князь Дмитрий Константинович Суждалскый посла к царю Тохтамышу два сына своя, Василья да Семена.»

Князь Дмитрий Константинович, узнав о походе Тохтамыша, послал к нему своих сыновей (сыгравших затем роковую роль, в описываемых событих). Василий и Семен благополучно присоединились к Тохтамышу на подходе его армии к границам Рязанского княжества.

Мысль об отсутствии в Москве войск на момент начала нашествия выглядит также совершенно неправдоподобно. Все время правления Великого князя Дмитрия Ивановича представляет собой череду непрерывных военных конфликтов с соседями. Тверь, Рязань или Литва готовы были бы разорвать Москву на части, если бы она осталась без вооруженной защиты, хоть на малое время. Врагов у князя Дмитрия хватало. Не вызывает сомнений, что кроме дружины в Москве на постоянной основе находился солидный военный гарнизон, а резерв пребывал в постоянной готовности и мог быть мобилизован в кратчайшие сроки. Уж в Кострому, глухую, затерянную в лесах глубинку Московского улуса, Великому князю для сбора армии ехать точно не стоило.

Богатая Москва представляла собой слишком лакомый кусок для врагов, которые находились, куда ближе, чем Тохтамыш.

Из того же, что Тохтамыш двигался к Москве быстро, «изгоном», можно сделать один вывод (он нам еще пригодится) – шел он на Москву без осадной техники.

«Слышав же князь великый таковую вЪсть, оже идеть на него сам царь въ множествЪ силы своея, нача собирати воя и съвокупляти плъки своя, и выеха из града Москвы» - Узнав о приближении царя Тохтамыша, князь Дмитрий собрал свои полки и вышел с ними из Москвы…

 

Интересно, что отношения между Дмитрием и Тохтамышем были хорошими, до похода Тохтамыша на Москву, и остались хорошими после разграбления Москвы Тохтамышем. Здесь мы видим целую череду взаимных услуг и реверансов. В том числе и ярлык на великое княжение полученный Дмитрием от Тохтамыша вскоре после «нашествия». А  ведь охотников на этот ярлык хватало и без Дмитрия.

В качестве главного повода для начала военных действий, официальная версия выдвигает донос, который написал Тохтамышу брат суздальского князя Дмитрия Константиновича - Борис и его племянники Василий и Семен. Якобы Москва и Рязань хотят перейти на сторону Литвы - главного противника татар. Тохтамыш вроде бы поверил доносу (и ему и в голову не пришло проверить, так ли было на самом деле!). Миф о доверчивости Тохтамыша не выдерживает никакой критики. Политика, вышедшего победителем из мясорубки гражданской войны, можно упрекнуть в чем угодно, но только не в простодушии и доверчивости.
   Любопытно также, что отношения между Великим князем Дмитрием и князем Дмитрием Константиновичем, деятельно поддерживавшим Тохтамыша в его походе на Москву, никак не испортились. И даже его сыновья, клятвопреступники Василий и Семен, чьими подлыми действиями были открыты ворота Москвы, не подвергались преследованию. Зная мстительность Дмитрия, это, согласитесь, вызывает вопросы.
     Дальнейший, более подробный, разбор официальной версии представляется излишним. Версия выглядит сомнительно.

Отмечу только, что я совершенно отвергаю версию о трусости и малодушии Великого князя Дмитрия. Неприемлемыми, мне представляются, и рассуждения историка Юрия Афанасьева, в которых он упрекает Дмитрия в «холопстве». 

Постараемся разобраться. Все вопросы сразу находят свои ответы, если допустить что
  Разграбление Москвы Тохтамышем состоялось по взаимному предварительному сговору Дмитрия и Тохтамыша. Казна Дмитрия была пуста, дань которую собирал Дмитрий с русских княжеств, якобы для татар, была давно растрачена на иные нужды. Постоянные военные действия, которые вел Дмитрий – мероприятия дорогостоящие.
   Ну, действительно, не идти же было Дмитрию к «налогоплательщикам» и не объяснять, что нужно заплатить десятину повторно. Дескать, не дошли до татар ваши денежки. Денег не было, но в запасе была разжиревшая Москва…
     Конечно, предыдущие 23 года, во время «Великой замятни», дань татарам тоже вроде бы платилась. Но иногда она уменьшалась по договоренности сторон. А иногда уплачивалась не тому, кому надо (как будто в вихре гражданской войны, бушевавшем в Золотой Орде более двадцати лет, всегда можно было понять, кому же надо эту дань платить). Приворовывали московские князья из собранных для татар средств давно. Но тут пришел новый хан. Голодный и строгий.

Тохтамыш ждал два года. От русских князей он получил богатые дары сразу, при восшествии на престол. Текущие платежи тоже шли регулярно. Но осуществить возврат недоимок Дмитрий не мог. В другой ситуации Тохтамыш мог бы и подождать, тем более он был обязан Дмитрию очень многим, почти всем. Именно Дмитрий преподнес Тохтамышу престол Золотой Орды на блюдечке разгромив Мамая на Куликовом поле (http://falcon63.livejournal.com/1212.html). Тохтамыш, безусловно, был благодарен Дмитрию. Но обстоятельства.

Тохтамыш победил в гражданской войне. Ему досталась совершенно разоренная страна. Степь зализывала раны кровавой междоусобицы. А те, кто привел его к власти, просили (требовали!) бонусов. За свою верность, за свою преданность. Тохтамыш знал, к власти мало придти, надо ее удержать.
      А впереди была новая большая война с очень опасным противником. Отношения Тохтамыша с Тимуром стремительно портились. С пустой казной много не навоюешь. Да и репутация самого Тохтамыша, как полководца, скажем прямо, совсем не зашкаливала. В его послужном списке серьезных побед было меньше, чем поражений. Ему очень нужна была «маленькая победоносная война». Победа над авторитетным противником. Чтобы войска почувствовали запах добычи, запах удачи. Чтобы поверили в своего вождя.
      Учтем также, что Дмитрию до зарезу нужен был ярлык на великое княжение. Чтобы и дальше собирать налоги с русских княжеств. Без этого Москва уже на могла существовать. Ради Москвы Дмитрий решил пожертвовать Москвой.

Как бы страшно это не казалось нам сейчас, однако разграбление чужих городов и сел считалось верным источником дохода и русскими князьями и татарскими ханами. О создании и поддержании процветающей экономики думали мало. Из экономических методов наполнения бюджета, в качестве основного (и главное стабильного) выступали пошлины и сборы с купцов. 
     Сам Дмитрий видел два метода пополнения казны. Первый - «монетизация» статуса ярлыковладельца. Здесь он брал пример с деда – Ивана Калиты. И второй метод – грабительские походы на ближайших соседей. Например, в декабре 1386 года, во главе большой армии, Дмитрий совершил поход на Новгород. Когда он подошел к Новгороду,  горожане уговорили Дмитрия прекратить военные действия и выплатили ему 8000 рублей, а кроме того, согласились ежегодно платить с черных людей особую подать ("черный бор") в пользу великого князя. И таких походов, за свое тридцатилетнее правление, князь совершил множество. «…Князь Дмитрей землю Рязанскую до останка взяша и пусту створиша.» - обычная практика Дмитрия. Впрочем, так поступали в то время многие князья. Осуждать его за это и морализировать будет совсем неуместно. Он жил по законам своего времени. Разграбить чужой город, а если потребуется предоставить свой – при принятии подобных решений моральных мук Дмитрий не испытывал.

Итак, Дмитрий и Тохтамыш тайно договорились, что последний без помех «пограбит Москву». Этим, конечно и объяснятся, что в Москве не было оставлено ни дружины, ни воевод. Гарнизон был выведен полностью.
      Однако договаривающиеся стороны не учли одного обстоятельства. Они не учли, что москвичи вовсе не хотят, чтобы их немножко «пограбили». Они не учли, что самосознание у русских людей к этому времени уже начало меняться.
       Простые москвичи не захотели выступать в качестве разменной монеты в чьих-то политических играх. Это было новое поколение, которое уже чувствовало в себе силы противостоять любому врагу. Особенно после победы на Куликовом поле.
      Простые люди, как это не раз бывало в нашей истории, оказались большим патриотами, чем те, кто ими руководил. Они не захотели оставлять родной город. А ведь все возможности для этого были. В течении всего периода боевых действий уехать из города можно было свободно.

Москвичи оказали армии Тохтамыша такое ожесточенное сопротивление, какого он совершенно не ожидал. Его армия понесла большие потери. Тохтамыш был обескуражен, («мы так не договаривались»), легкой прогулки не получалось. Со стен Москвы «гражане же воду в котлех варяще кипятню и льяху на ня, и тако взъбраняхуть им.» - совсем не то, чего ожидали татары от обезглавленной Москвы.
      Кроме кипятка обороняющиеся «… ови стрЪлами стрЪляху съ заборол, овии же камениемь шибаху на ня, друзии же тюфяки пущаху на них, а инии самострЪлы, напрязающе, пугаху и порокы. Есть же нЪции, егда и самыа ты пушки пущаху…». То есть при обороне Москвы, как видите, активно использовалось огнестрельное оружие и арбалеты. Обороной города руководили случайные люди, но для москвичей все складывалось удачно.
     Взять город удалось только хитростью и обманом. Василий и Семен, сыновья князя Дмитрия Константиновича выступили, как представители Тохтамыша и пообещали, что татары никого не тронут, если москвичи покорятся. "Такоже и князи Нижнего Новаграда глаголаху: "ИмЪте вЪры намъ, мы есмы ваши князи христианскые, вамъ на том правду даемъ". Злоупотреблявшие спиртным защитники города поверили слову князей. 
     Когда же московская делегация, поверив «слову», вышла из города, началась резня. Удержать татар Тохтамыш уже не мог, а может, разъяренный сопротивлением москвичей, и не хотел. Дмитрий вряд ли мог предвидеть такое развитие событий и такой ужасный финал. Более двадцати тысяч москвичей было уничтожено татарами одномоментно, огромное количество уведено в рабство, церкви сожжены, город полностью разорен.
 

Интересная подробность.  Если помните, перед подходом Тохтамыша, князь Дмитрий вывел войска из города. И тут случилось неожиданное! Как сообщает летописец:  «И обрЪтеся в князех розность, и не хотЪху пособляти друг другу, и не изволиша помогати брат брату..., бывшу же промежи ими не единачеству но неимовЪрству». В московском войске начались "розность" и "неимовЪрство", а проще говоря, бунт. Уходить и оставлять Москву на разграбление Тохтамышу хотели далеко не все. В армии не было единства. Часть простых воинов, судя по всему, вернулась в Москву и приняла участие в обороне. Князья тоже не все поддержали Дмитрия. "Князь же Володимеръ Андреевич стояше оплъчився близъ Волока, събравь силу около себе. И нъции от татарь не вЪдуще его, ни знающе наехаша на нь. Он же о бозЪ укрЪпився и удари на нихъ, и тако милостию божиею овых уби, а иных живых поима,» Князь Владимир Андреевич разгромил отряд татар, желавших поживиться добычей около Волока. Решительных действий русских войск татары совсем не ожидали.

Выполнив намеченную задачу, разграбив Москву, Тохтамыш удалился восвояси, воевать с Великим князем московским он и не собирался. 

Как же много у нас в истории эпизодов, когда патриотический дух простого народа высоко парит над менталитетом «руководителей высшего звена», таких, как суздальский князь Дмитрий Константинович, со своими сыновьями Василием и Семеном. 

P.S. А если бы в обороне Москвы от татар, приняли участие отборные дружинники Дмитрия и бесстрашные ветераны, прошедшие десятки сражений и спаянные железной волей опытных военачальников. По зубам ли армии Тохтамыша, не имеющей осадных орудий, было взять первоклассную крепость, вооруженную по последнему слову техники (да-да на стенах Москвы уже были пушки!).

Ответ просится сам собой. Возможно проиграв под Москвой, Тохтамыш больше сюда и не сунулся и сгинул также, как двадцать четыре его предшественника,  а зависимости Москвы от Золотой Орды пришел бы конец,

Но это ведь не вся История. Подумаем, что стало бы с Москвой, не будь сильного Тохтамыша. Ведь это он позже защитил нас от грозного Тимура, заплатив за это слишком большую цену – Золотую Орду. Вот от Тимура Москву уж точно не спасли бы ни пушки, ни стены. И Российская история закончилась бы в четырнадцатом веке. И на последней ее странице были бы развалины городов и курганы, сложенные из черепов.
      А может малограмотный Великий князь Дмитрий Иванович Донской все это понимал и предвидел. Может он мыслил стратегически и с помощью этой страшной жертвы выиграл всю партию?

Москва то стоит!

 



 


Ну ты нарезал, старик. Сильно!

Интересно. задумался...

подобные версии мне где-то уже встречались,

впрочем, разорение Москвы Тохтамышем меня интересовало лишь как кривое зеркало войны с Мамаем.
Вот какие тезисы вызывают у меня некоторые сомнения. Исхожу из того, что Куликовская битва была исключительной по напряжению и затрате ресурсов.
Исключительность эта, в частности, состояла в том, что, вопреки незапамятновремённой устойчивой полководческой традиции ( Мстислав Черниговский, 1024-й год: "Вот варяг лежит, а вот - северянин, своя же дружина цела", Наполеон Бонапарт, 1812-й год: "За пятьсот лье от Парижа я не могу рисковать старой гвардией"), св. вел. кн. Дмитрий не сберёг наиболее ценные силы своей армии - тяжеловооружённую кавалерийскую дружину, аналог гетайров Александра Македонского и Кантемировской дивизии, и сторожевой полк - аналог спецназа, легкоконных лучников, сакмогонов, разведчиков и диверсантов. Сторожи оказались растрачены, по необходимости выполняя несвойственную задачу - препятствуя традиционному удару метательным оружием конных ордынцев по неподвижной массе русского пешего ополчения. Дружина, видимо, подавая пример боярскому ополчению, легла в лобовом рукопашном столкновении, ни один из её воинов не смел пережить великого князя, который, как мы знаем, уцелел случайно.
В результате через два года у правителей Москвы не было ни оперативной и тактической разведки, ни гвардии, обеспечивающей дисциплину боярского ополчения, тоже, видимо, значительно поредевшего.
Эффективность стратегической агентурной разведки, видимо, так же была снижена. Возможно, стало известно, что Орда пошла в поход, но куда? Версия о предателских действиях рязанского князя, указавшего пути вокруг своей земли, слишком точно повторяет рассказ триединого источника Куликовского цикла, чтобы выглядеть достоверной. Скорее, Тохтамыш с помощью собственных проводников со средней Волги обогнул по краю лесостепи рязанские леса и через Тульский степной коридор вышел к Серпухову - достаточно неожиданно для всех. Рязанщина просто была оставлена на закуску, поскольку всё равно никуда бы после разгрома Москвы не делась.
Применённый великим князем приём - при внезапном нападении оставить столицу под защитой крепостных стен и приступить к организации армии в безопасном удалении - не уникален, он применялся, например, Юрием Всеволодовичем в 1238-м году - неудачно, Василием Дмитриевичем в 1408-м и Иваном Грозным в 1571-м - с несколько бОльшим успехом. Сам по себе этот приём не означает умышленную сдачу города на разграбление, да и ущерб, который великий князь Московский потерпел, потеряв торгово-ремесленное население столицы и нескольких крупных городов вместе с их производственной базой и инфраструктурой, при том, что соседи-соперники в Твери, Нижнем Новгороде и Вильне остались нетронуты, был слишком велик, чтобы версия о сговоре с Тохтамышем была легко принята.
Обстановка же внутри кремлёвских стен роковым августом 1382-го года действительно уникальна и недостаточно осмысленна. Здесь и дикий пьяный бунт, и паника, предвестница паники 16-20.10.1941-го года, и единственное упоминание о вече в Москве, и самоорганизация в критических условиях. Сразу несколько устойчивых мифов об этнокультурных традициях русского народа одновременно подтверждаются и опровергаются в трагедийнейшем сюжете захватывающего батального триллера.

Re: подобные версии мне где-то уже встречались,

Да, большие потери на Куликовом поле кажутся более убедительным аргументом

« Дмитрий не собирался сдавать Москву, оставил там княгиню, митрополита, боярина Свибла.» (Цит.)
Ненавистного митрополита князю было не жалко. А княгине опасаться было нечего. В нашествии самое деятельное участие принимал ее родной папа суздальский князь Дмитрий Константинович. Она спокойно ждала свидания с любимым батюшкой и сбежала не от осаждавшего город неприятеля, а от обалдевших от свободы москвичей.
Боярин Фёдор Андрееевич Свибло, скорее всего, оставлен был, чтобы вывезти остатки княжеского добра. А как вывез, сделал дело, эвакуировался и сам.

Именно, княгиня уехала от бунта. Но если бы осталось - при разграблении города татарами, и родные братья бы не помогли.

Про Свибла!

Свибл был ближайшим соратником Дмитрия. Если бы он «сдал Москву» без согласия князя, он как минимум попал бы в опалу. Ан нет! После этого он был Дмитрием обласкан. Не так поступают с человеком без разрешения сбежавшим из города, обороной, которого он должен был руководить! Свибл был на первых ролях до самой смерти князя Дмитрия! Значит, Свибл в 1382 году действовал точно в соответствии с полученными от Дмитрия инструкциями.
В опалу он попал позже после смерти Дмитрия, при Василии.


Re: Про Свибла!

Интересный факт. Про Свибла

Версия к сожалению не выдерживает критики. Нет оснований сомневаться в том, что Тохтамыш пытался провести поход тайно. Если, как Вы утверждаете, его намерения и были частично раскрыты, то не по его вине, а благодаря стараниями "доброхотов". Это исключает версию соглашения между Дмитрием и Тохтамышем по поводу захвата Москвы.

Действия Дмитрия вполне соответствовали логике действий Тохтамыша. Тот не планировал Батыева завоевания Руси, а собрал силы для короткого карательного похода против Москвы. Дмитрий сохранил профессиональное войско и богатства Москвы, предоставив татарам биться с горожанами. Политически грамотный ход. Для продолжения войны у Тохтамыша не было сил, он вскоре должен был уйти...

С другой стороны Дмитрий совершил предательство по отношению к городу. Интересно то, что русский князь здесь впервые поступил не как князь в первоначальном смысле слова ("защитник земли и ее центра"), а как вотчиник-хозяин, оставивший часть имущества на разграбление для сохранения остатка. В предшествующую эпоху такое поведение привело бы к изгнанию князя. Теперь оно вошло в (хоть и не в похвальную) норму...






Я полагаю, что если бы Тохтамыш действительно пытался провести поход тайно, то переправа через Волгу проходила бы не в Булгаре с помощью конфискованных у русских купцов судов. Таинственность была скорей напускной. Да и соблюсти ее вряд ли было возможно. Тохтамыш не мог не знать, что русских «доброхотов» вокруг него, как блох
В одной из версий, кстати, приводится оригинальная мысль, что Тохтамыш пытался скрыть свои действия не ранней стадии, не от русских, а от литовцев.

« Действия Дмитрия вполне соответствовали логике действий Тохтамыша. Тот не планировал Батыева завоевания Руси, а собрал силы для короткого карательного похода против Москвы. Дмитрий сохранил профессиональное войско и богатства Москвы, предоставив татарам биться с горожанами. Политически грамотный ход. Для продолжения войны у Тохтамыша не было сил, он вскоре должен был уйти.» - полностью с Вами согласен. Москва была предоставлена на разграбление умышленно. А про предварительную договоренность – моя догадка. Имеет ли она право на существование – решать Вам.

(без темы) (Анонимно) Развернуть
(без темы) (Анонимно) Развернуть
(без темы) (Анонимно) Развернуть

Кто оставался в городе? Из военных - никого!

«У вас есть точные данные: сколько войск было в Москве на момент Тохтамыша?».
Точных, конечно нет. Но есть «Повесть…».

Это про то, как Дмитрий собрал войска и вывел их из города:
"…Слышав же князь великый таковую вЪсть, оже идеть на него сам царь въ множествЪ силы своея, нача собирати воя и съвокупляти плъки своя, и выеха из града Москвы…»

Это про то, кого Дмитрий там оставил:
"А на МосквЪ бысть замятня велика и мятеж велик зЪло. Бяху людие в смущени, яко овца, не имуще пастуха, гражанстии народи възмятошася и въсколибашася якои пьани.»

Это про то, что горожане не выпускали из города тех, кто хотел выехать со своим имуществом:
"И сотвориша вЪче, позвониша въ вся колоколы. И всташя вЪчем народи мятежници, недобрии человЪцы, людие крамолници: хотящих изити из града не токмо не пущаху вонъ из града,»

Обо всем тут есть. Об одном только нет – о столкновениях мятежников с гарнизоном.
«Сколько ушло с Дмитрием, кто остался в городе?» - ушли все, не осталось никого.
Иначе, откуда бы взялся «нЪкоторый князь литовскый, именем ОстЪй»? Только от полного безвластия. Иначе совсем неясно, почему оборону Москвы возглавил «некоторый» Остей, а не «лучшие бояре», не воеводы. Похоже приезжий «некоторый» Остей был единственным, кто что-то понимал в организации обороны.

Никакого упоминания о воеводах и дружинниках нет. Вот «единъ нЪкто гражанин москвитин, суконникь, именем Адамь» упоминается.

А вот, кто вышел навстречу Тохтамышу из ворот при сдаче города:
"Народы же гражданстии вЪруяшя словесемъ их, си помыслиша и прелстишася, ослЪпи бо их злоба татарскаа и омрачи я прелесть бесерменскаа... И отвориша врата градная, и выйдошя съ своимъ княземь и с дары многими к царю, такоже и архимандритове, игумени и попове съ кресты, и по них бояре и лучшии мужи, и потом народъ и черныи люди.»
Военных снова не видать.

Итого. Полагаю, в городе не было оставлено никаких боеспособных единиц.

Очень познавательная дискуссия у вас тут.
Ну если на стенах Москвы действительно в 1382 году были пушки (не знал!), а Тохтамыш прибыл без осадной техники - Дмитрий мог оборонять город очень долго. Какая там еще армия нужна была Дмитрию??? Надо было просто организовать оборону и не слушать всяких козлов - не открывать ворота.

Россию всегда губило вино! Были бы трезвые никакие Василии, с Семенами их не провели бы. Спиртное – горе России!

Патриотично .. но неверно

Все странности ( и явная нелепость официальной версии) выявлена правильно.. но вот выводы... несколько ошибочны.
Упущено однако пара моментов , меняющий картину и весьма

1. Дмитрий с войском шел на Литву..( напомню - Тохтамыш тоже шел воевать с литовцами) и чегото там случилось, о чем летописи говорят очень глухо.. но Дмитрий бежал в Кострому "вборзе" . ОТ ВОЙСКА...
Вообще единственная ситуация , при кторой главнокомандуеющий от войска убегает - это военный мятеж.

2. ЛИТОВСКИЙ кнезь Остей подвернулся уж очень вовремя.. Причем Тохтамыш Остея казнил - а это за весь 14 век единственный случай казни пленного князя .. Татары князей отпускали за выкуп, держали заложниками.. но не убивали - товар уж больно ценный. Из чего следует, что Тохтамыш Остея не рассматривал как участника боевых действий.

И вырисовывется совсем другая картина. Дмитрий и Тохтамыш вместе собираются воевать Литву ( там как раз идент внутренняя война) . В это время против Дмитрия происходит пролитовский переворот .. И войско неверно и столица захвачена.
В таком раскладе набег Тохтамыша - нормальная полицейская акция в помощь своему вернейшему союзнику , в момент мятежа в столице оставшемуся без войска). Москву отбил, иностранного шпиона рулившего заговором ( остея ) - казнил . Ну и вернул столицу хозяину..
А грабеж.. ну издержки то за услуги надо покрывать :))

нормальная полицейская акция

включила в себя разорение Серпухова - прежде Москвы, Переяславля-Залесского и Коломны - после Москвы. Что же, взбунтовалось всё Московское княжество? И ни один летописец - новгородский, тверской, рязанский, псковский - не проболтался?
Бунт в войске бывает и такого рода: "идучи не идяху". Гвардейцы, ипасписты, царские телохранители числом 300, десять тысяч "бессмертных", княжеские дружинники, янычары и войска НКВД предназначены, в частности, чтобы подавлять такие бунты и гнать в бой войска общего назначения, если неэлитным частям недостаёт желания убивать и умирать. В отсутствие гвардии задача не решается.
Боярское ополчение могло усомниться в целесообразности защиты великокняжеского домена. Св. вел. кн. Дмитрий Иванович, вольно или нет, не защитил Серпухов - чего ради Владимиру Андреевичу рисковать своей дружиной и своей головой ради Москвы? А вот на только что в очередной раз разорённую ордынцами, почти беззащитную Рязанщину напасть - уговаривать не пришлось.
Почему же Тохтамыш напал на Московское княжество? Много может быть объяснений. Не забудем и такое - мурзы, предавшие Мамая в пользу Тохтамыша, то есть ставшие приближёнными Тохтамыша, - те самые, что бежали с Куликова поля, теряя нукеров и обозы. Обидно было мурзам.

Интересная версия

Интересная версия про литовский след. Мне очень нравится. Читал в Инете, но, к сожалению, не припоминаю где.
Там все лихо закручено. Дрюон отдыхает.

Про Свибла и Владимира Андреевича Храброго.

Хоть история и «иррациональна», однако отношения князя Дмитрия к своему ближайшему окружению после нашествия наводят на определенные мысли.
Свибл проваливший оборону столицы, после нашествия Тохтамыша стал ближайшим доверенным лицом князя Дмитрия. Видать заслужил.
А Владимир Андреевич Храбрый, единственный из военачальников, кто оказал Тохтамышу хоть какое-то сопротивление, после нашествия Тохтамыша постепенно впадает в немилость. А ведь до нашествия, он был вторым лицом в княжестве! Отношения испортились и затем вылились в открытый конфликт.
Думается, в 1382 году, атакуя татар, он действовал вопреки указаниям Дмитрия. Ну не сдержался!
Как хотите, но версия автора мне нравится. Перечитал. Многое действительно встает на свои места.

Ханский Ярлык!

Давайте не забывать о том, что для Дмитрия Донского очень важно было получить заветный ярлык. Ради него он готов был на все. Ярлык – цель и средство московских князей того времени. Без ярлыка не было бы Москвы. Чтобы получить его, Дмитрий мог пожертвовать и Москвой, и семьей. Кстати, он сделал и то и другое. Все крутится вокруг ханского ярлыка, если речь идет о Московском княжестве! Это стержень вопроса.
Пост выглядит убедительно. Версия очень правдоподобна. Автору респект.

у Пелевина было: Ленин мышь. Ленин - кыш! Ленин - Тохтамыш.